Глава 3-я: Стихи Ванды Владимировны

Увидеть мир в одной песчинке
и космос весь — в лесной травинке!
Вместить в ладоне бесконечность
и в миге мимолетном вечность!
/ Уильям Блейк /

-***-***-

Многоцветная пряжа Судьбы моей звездам открыта.
Подарило мне небо удел, чтобы жить не как все.
Каждый цвет в этой пряже веленьем Орбиты
Отразился оттенком на жизни моей полосе.

Бытия моего многоцветная, пестрая пряжа –
Беспокойство, достаток, безденежье, радость и грусть –
Все сплелось воедино, лишь цвет о событьи укажет.
Время вяжет Добро, как и Зло в нить единую. Пусть.

Мне за счастьем идти повезло по тропинке тернистой.
Пережить радость встреч и любви пить хмельное вино,
Править тризны потерь и решать за себя и, к несчастью, за близких –
Уж не знаю, какой мне за это финал пережить суждено.

Оглянуться, вернуть!.. Но не та, все не та остановка.
Безвозвратны – а жаль! – те, далекие ныне года.
Остро чувство: я стала другой. И душой и походкой.
Повстречав в городской суете, не узнаешь меня никогда.

Даже если во двор твой вхожу. Сердце так не трепещет – устало.
А ведь, помню, оно из груди вырывалось тогда.
Если вспомнить – хорошего, в общем-то было меж нами немало.
Или, может, из памяти черное попросту стерли года.

Ах! Виною всему моя страсть к эксклюзивности быта!
Но не я – это звезды мне дали Судьбу, мол, живи не как все.
Многоцветная пряжа судьбы моей звездам открыта,
Мне же знать не дано, на какой оборвется она полосе…

1995 год

-***-***-

Посвящается К.П. Туманову – тренеру
Я училась фехтованию на рапирах в клубе СКА
И на все иные клубы я смотрела свысока
Я нередко вспоминаю на Кленовой наш спортзал
И Туманова-тирана что нещадно муштровал
Приходилось – ох! – несладко, но любил он говорить:
«Без технической «подкладки» можешь кровь, не пот пролить!»
И не только пот, а слезы проливала я порой
От досады, от угрозы, что прогонит он домой
Ныне Богу благодарна за тиранство старика –
Фехтования четкий «почерк» – это стиль рапиры СКА!
***-***

Ноктюрн
Осень, ночь. На небе звезды.
Площадь гулка и пуста.
Шпиль, брусчатка переулка.
По воде – дуга моста.
Волны плещут чередою
В серый вымытый гранит,
Сфинкса лапы омывая,
Что в раздумии сидит.
Дивен в дымке предрассветной
Шорох листьев, шум ветвей,
Шепот волн, оград узоры,
Буйство красок средь аллей.
Вот уж в мглистом небосводе
Блик зари – рожденье дня,
И несмело, тихо тает
Желтый нимб у фонаря.

Сентябрь-март 2004г.

-***-***-

Точка зрения
Мы все закованы в Законы
И по рукам и по ногам
И, потому, легко бывает
И просто плюнуть в душу нам.

Как ни вертись, а отмываться
Всегда приходится тому
В кого плевали; это гадко,
Но делать нечего ему…

Начнешь по своему квитаться –
Попасть рискуешь под закон.
И даже очень может статься,
Что по тебе ударит он.

Ах! Ненадолго ощутить бы
Нам аромат эпохи той,
Когда любого негодяя
Мог покарать отмщенья бой!

Январь 1996 г.

-***-***-

Друзьям-соратникам
по клинку и седлу.

Благословенно будь то время,
Когда, эпохе вопреки,
Звенел палаш о лево стремя
И лошадь слушалась руки.
Прекрасны те мгновенья, звуки,
Когда сшибаются клинки.
От пота липнут в крагах руки
И кожа жесткая луки.
Все наяву, как в том преданьи,
Где правда дерзка и проста –
Свет факелов и коней ржанье,
И цепь подъемного моста.
Вокруг ботфорты, шляпы, свечи,
И шпор малинов перезвон;
Галантность жестов, дивность речи –
Мы узнаем себя с трудом.О, небо! Будто три столетия
На время отступили вспять.
И мне приятно камень хладный
Крутых ступенек попирать.

Я здесь своя, нет, не туристка.
Я – современница сих стен!
И сердцу, право, очень близки
Молитвы тех, кто канул в тлен.

Все в прошлом… Ныне жизнь другая.
Мы разбрелись по сторонам.
На стенке сабля удалая,
Да и в седло не по годам.

Еще, быть может, соберемся
И выпьем пенное вино,
Но лихость, шарм и безмятежность
Тех дней вернуть нам мудрено.

Август 1996 г.

-***-***-

Confiteor *
Живу теперь в большом стремленьи
К немногогрешности бытия
Чтоб лишний раз не гневать Бога,
Коль в прошлом очень грешна я.
Меня оставил Искуситель
И Бахус редко бесит кровь
Весь сонм соблазнов жизни этой
Уже не ту играет роль.
Нет, я душой не охладела,
Но лишь чувствительней сужу
Свои поступки; новой мерой
В иную степень возвожу.
За все, что прежде совершила,
Наступит час расплаты в срок;
Над одинокою могилой
Едва ли кто всплакнет в платок.
Одних оставила в бореньи,
Иные бросили меня,
Но не утратила надежды
На радость завтрашнего дня.

Держу себя без остановки в трудах
И вижу пользу в том;
К воскресной мессе благородной
Ступаю с радостью в сей Дом.

Нет маяты мирской. Где вечность
Свой мерный правит ритуал.
Есть время взвесить, подытожить
Что в суете не осознал.

Звучит орган в высоких сводах
Здесь всяк пред Богом распростерт
Звучат молитвы всем приходом –
Единством братьев и сестер.

Один лишь раз, случайно может,
И все же – странные дела!
Однажды вместо «Матерь Божья»
Твое я имя назвала…

Июнь 1996г.
*Confiteor (лат.) – исповедуюсь
-***-***-

Я никого не приглашу
Я никого не приглашу
К себе на день рожденья.
В душе своей поостужу
Надежды и стремленья.
Коль невозможно быть вдвоем
С Тобой – других не надо!
И одиночество в сей день
Пусть будет мне отрадой.
Припомню быль минувших дней,
Печаль, тревоги, счастье.
Я, может быть, уйду бродить
По городу в ненастье.
Когда-то здесь и мы с тобой
Бродили по аллеям,
Мечтали, бились в унисон
Сердца, друг-друга грея.
Потом домой вернусь, в уют,
За стол под абажуром,
И скромный праздник проведу
С лицом совсем не хмурым.

Подняв шампанского бокал,
Зажгу в шандалах свечи.
А может, просто лягу спать
Пораньше в этот вечер.

Коль не выходит быть с Тобой,
Ну что ж — других не надо.
И одиночество мое
Пусть будет мне в отраду.

Октябрь 2003г.

Ты уходишь…
Ты уходишь.
Пуст наш дом. Надолго.
Полагаю, даже, навсегда…
Грустной и бесцельной вереницей
Предстают грядущие года.
Ощущенье пустоты гнетущий
Не уходит, даже понемногу.
Утро… Пробужденье – это мука;
День сулит бесцельную дорогу.

Все еще надеюсь (машинально,
По инерции), что скоро Ты придешь.
Сердцу все же легче, не так больно
Верить в эту сладостную ложь.

Mea culpa! * Впрочем же, не важно,
Кто из нас виновен, кто в правах.
Безразличья ледяную бездну
Углядела я в Твоих глазах…

28.10.02

Mea culpa! (лат.) – по моей вине!

Читать далее —> Заключение